Регистрация | Войти

Симоненко:"Пока чувствую в себе силы - буду играть"

» » » Симоненко:"Пока чувствую в себе силы - буду играть"

Симоненко:"Пока чувствую в себе силы - буду играть"Экс-футболист "Черноморца", "Арсенала" и "Севастополя" поведал о своей жизни.

После ухода из "Севастополя" в конце прошлого года Симоненко на некоторое время выпал из поля зрения украинских СМИ. Переехал в Узбекистан, где подписал контракт с "Бунедкором" и даже выиграл свой первый в карьере трофей - Суперкубок Узбекистана. Но после этого о нем ничего не было слышно около полугода. Корреспондент Matchday встретился с защитником, на счету которого больше 200 матчей в УПЛ и поговорил не только о вояже в Узбекистан, но и о многом другом.

- Готовясь к интервью, хотел посмотреть на сайте "Бунедкора" ваш профайл, но его там не оказалось. И это при том, что у вас еще до первого декабря было действующее соглашение с клубом, разве нет?
- Да, все правильно. Но я уже с августа нахожусь не в Узбекистане, а в Украине. В "Бунедкор" пришел новый тренер и сказал, что больше на меня не рассчитывает. Объяснил мне, что у него в команде будут игроки уровня национальных сборных. Потом на мою позицию приехал Ваня Милошевич, который играл в "Карпатах" свое время. Такая вот получилась рокировка.

- Пытались поговорить с наставником?
- Спрашивал его: "Почему даже шанса не дали себя проявить?". Я ведь всю весну отыграл - и в чемпионате, и в Лиге чемпионов - от звонка до звонка выходил во всех матчах. Думаю, финансовая сторона сыграла свою роль. Наверное, кому-то нужно было заработать на новых приобретениях.

- После Зико, Луиса Фелипе Сколари и Мирджалола Касымова, который вас приглашал в "Бунедкор", Сергей Лущан - фигура не самая авторитетная…
- Он вообще персонаж немного непонятный. С российским паспортом, но живет и работает в Узбекистане. Его в свое время пригласил Мирджалол Касымов, он доигрывал в "Бунедкоре", а потом возглавлял академию клуба. После того, как Касымов сосредоточился только на работе в национальной команде, главным тренером назначили Лущана.

- При Мирджалоле Касымове играли постоянно?
- Да. Причем, мы играли тогда на два фронта - в чемпионате и Лиге чемпионов Азии. Старт получился неплохим - выиграли у ташкентского "Локомотива" Суперкубок Узбекистана, в Лиге чемпионов - вышли в 1/8 финала. Если учитывать, что пять-шесть человек зимой покинули команду, перейдя в состав конкурента - "Локомотива", то, наверное, результат был неплохой. В чемпионате отставали на три очка от первого места, при том, что еще впереди были матчи между собой. Но руководство, видимо, захотело перемен - и в итоге получило четвертое место и не завоевали Кубок страны, который взял "Локомотив".

- Как вам сообщили, что "Бунедкор" дальше будет обходиться без вас?
- Тренер сказал, что у него в команде будут выступать футболисты более высокого уровня. Я спрашиваю: "Ко мне претензии по игре есть?". Говорит: "Нет, к тебе претензий нет, но играть будут другие". Сказал сначала, что даст мне шанс - у нас как раз "сломался"центральный защитник. Говорит: "Готовься, в следующем матче будешь играть". Но в итоге только попал в заявку, но не играл. А потом - и вообще перестал попадать в заявку. После окончания первой части сезона я спросил: "Что мне делать дальше?". Мне сказали, что я могу искать себе новую команду и решать вопросы с руководством.

- На летние сборы "Бунедкор" вас уже не взял?
- Да. Хотя, я, конечно, хотел поехать, чтобы доказывать и бороться за место в составе. Но тренер сказал, что на сборы меня не берет.

- При этом у вас еще был действующий полгода контракт.

- Да. Сказал руководству: "Без проблем, я уйду - только рассчитайтесь со мной по контракту. Либо дайте гарантийное письмо, что я получу свои деньги". Они, вроде бы, согласились, но в итоге ничего не произошло. Мы долго не могли договориться, мне ставили в упрек то, что я не хочу идти на уступки. Хотя, на них шел только я, а не клуб. Много раз общался с генеральным директором клуба, сидел у него в кабинете по три часа, но ни к чему не пришли.

- Как дальше развивались события?

- Я с горем пополам оттуда улетел, а в Киеве обратился к юристу - и подал документы в ФИФА. До пятого декабря у "Бунедкора" было время, чтобы изложить ФИФА свою версию разрешения конфликта. Пока со мной из клуба никто не контактировал, общаемся через агента.

- Не жалеете, что из-за "Бунедкора" потеряли полгода игровой карьеры?

- Я это, кстати, указал в своем обращении в ФИФА. По сути, меня лишили игровой практики, не дали возможности нигде играть. Хорошо, что хоть тренироваться не запрещали - и условия для тренировок были нормальные.

- Когда вы уехали из Узбекистана?

- В конце лета, 29-го августа. Перед этим написал бумагу в клуб, просил закрыть задолженности по зарплате, которую не выплачивали четыре месяца. После первого письма мне выплатили деньги за три месяца и обещали рассчитываться дальше. Кроме этого была большая задолженность по подъемным, которые должны были выплатить еще до первого апреля. После этого я написал еще одно письмо, в котором написал, что вынужден покинуть расположение команды из-за того, что передо мной не выполняются контрактные обязательства. Затем начались проблемы. Меня не выпускали из гостиницы - не давали регистрационную карту. В половине третьего ночи приехал генеральный директор клуба и начал мне рассказывать, что я вообще могу не улететь из Узбекистана. Я отпросился только под предлогом того, чтобы отправить детей в школу, а потом вернуться. Но, естественно, после слов о том, что я могу вообще не улететь из Узбекистана, возвращаться я и не думал.

- Перед тем, как ехать в Узбекистан не советовались с Максимом Шацких? Он после ухода из "Динамо" играл в Казахстане за "Локомотив" и до сих пор ждет, что с ним рассчитаются…

- Нет, не советовался. Поговорил только с агентом и тренером, а также посмотрел фотографии стадиона и почитал в интернете о Ташкенте. Тем более что изначально я ехал на сборы, где должен был пройти просмотр. Сборы были в Эмиратах, команда жила в хорошем отеле, все было нормально. Там уже пообщался с Саней Пищуром. Он рассказал, что с бытом проблем никаких: живешь в гостинице, служебное авто, отличная база, территория, восемь полей, бассейн. Все это, скажу вам честно, производило хорошее впечатление. Но с уходом Мирджалола Касымова начались проблемы. Он все держал на себе, контролировал, а с его уходом все посыпалось.

- Сейчас не жалеете, что согласились на переход в "Бунедкор"?

- Нет, не привык о чем-то жалеть. Мне было интересно попробовать что-то новое, поиграть против богатейших команд в азиатской Лиге чемпионов. Да и жизненный опыт тоже получил определенный - побывал в Саудовской Аравии, Иране, других странах Азии. То, что сразу были задержки по зарплате, я не обращал внимания. Во-первых, тренер хотел меня видеть в команде, во-вторых, был хороший коллектив. Саня Пищур мне здорово помогал в быту, решать различные вопросы. Честно говоря, даже времени не было, чтобы расстраиваться или еще что-то. Ко мне на десять дней приезжала семья, а я на пять дней уезжал на выездной матч Лиги чемпионов. Все потому, что наши руководители брали билеты - и мы летали чуть ли не через канадскую границу, по пять часов сидели в аэропорту, ждали стыковок рейсов.

- Думаю, когда "Бунедкор" возглавлял Луис Фелипе Сколари, такое нельзя было представить?

- Такого и не было. Дело в том, что тогда делами клуба занимался лично президент, который фанатично болен футболом. Ребята рассказывали, когда "Бунедкор" выигрывал, премиальные получали не только игроки и все работники клуба, но и все работники во всех структурах президента, начиная от заправщиков на заправке и до кассиров в магазинах. Можете представить, какое отношение было к команде? Сейчас такого нет и в помине - клуб передали в управление нефтегазовой компании, которая еще спонсирует три команды. Для них это - дополнительная нагрузка и особой заинтересованности в том, чтобы развивать клуб, нет.

- Что представляет собой Лига чемпионов АФК? Какой уровень ее команд?

- Есть команды хорошего уровня в Катаре, Иране. Тяжело сравнивать. Уровень лидеров турнира, наверное, такой, как у словацких, польских, чешских клубов, которые выступают в Лиге Европы. Но есть и откровенно слабые команды. Команда, которую мы обыграли в 1/16 турнира - "Аль Хиляль" из Саудовской Аравии собиралась предложить контракт Хави из "Барселоны". У клуба, который нас победил в 1/8, премиальные за проход в следующий раунд были сто тысяч долларов каждому. Сами понимаете, что мы были практически обречены (улыбается).

- С "Бунедкором" вы завоевали свой первый трофей - Суперкубок Узбекистана. Медаль на память осталась?

- Нет, медалей не вручали. На премиальные тоже ничего не купил. Нам зарплату как раз не платили - деньги потратил на еду. А на память осталась только фотография с трофеем.

- Один агент рассказывал, что в "Бунедкоре" уровень зарплат, как в середняках УПЛ. Можете подтвердить?

- Мне сложно сказать наверняка. Смотря, с какими командами сравнивать. К тому же, сейчас финансовая ситуация, что в большинстве украинских клубов, что в "Бунедкоре" не самая радужная. Но у легионеров зарплаты выше, чем у местных игроков.

-Александр Пищур на хорошем счету в "Бунедкоре"?

- Да. Он там легенда не только клуба, но и города. Он высокий, статный - его все узнают, фотографируются. Мы когда по городу гуляли, я всем говорил: "Я не футболист, я - охранник. Меня от клуба поставили, чтобы я за ним присматривал". Саня при этом улыбался, кивал (смеется). Мы с ним сдружились, он мне помогал во всех вопросах. Большое ему за это спасибо!

- Прошлой зимой на просмотре в "Бунедкоре" был Вячеслав Шарпар. Почему он не остался в команде?

- Мне сложно сказать. Мы на сборах тогда как раз попали под "Ильичевец" - проиграли то ли 1:5, то ли 1:4. Сыграли мы ужасно, ничего не получалось, а "Ильичевец" на нашем фоне летал. К тому же, Шарпар перед этим провел всего пару тренировок и был не готов физически. В общем, приехал не в самый лучший момент, поэтому, наверное, и не сложилось.

- Перед "Бунедкором" у вас была похожая ситуация в "Севастополе". Как получилось, что вы отыграли 15 матчей первой части сезона в стартовом составе, а потом вам сказали, что клуб разрывает контракт в одностороннем порядке?

- Честно говоря, я сам был в шоке. Мне, когда Чижов накануне вечером позвонил и сказал, что нас троих отчисляют (Симоненко, Чижова и Левандовски, - прим. Авт.), я сразу не поверил. Потом общался с руководителями клуба, спрашивал, в чем дело, но вразумительного ответа не услышал. Может, им нужно было кого-нибудь отчислить, чтобы остальные ребята особо не выступали по поводу задержек зарплаты. Хотя, когда как-то зашла речь о том, чтобы не выйти на игру чемпионата, я при всех встал в раздевалке и сказал: "Мы должны играть. Кто не хочет - пусть не выходит на поле, но бойкотировать игру нельзя". Тем не менее, могу сказать, что о периоде в "Севастополе" у меня остались хорошие воспоминания. Я там встретил много профессиональных людей, с которыми до сих пор общаюсь.

- Кто-то из игроков "Севастополя" говорил, что все началось валиться с уходом Олега Кононова. Это так?

- В принципе, да. После ухода Кононова основными действующими лицами в клубе были Мариуш Левандовски и Игор Дуляй. Мариуша мы в шутку называли играющий президент. У него был прямой контакт с собственником клуба - Вадимом Новинским. Когда были задержки по зарплате, Мариуш мог напрямую позвонить президенту, спросить, чтобы ребята не волновались.

- Может, поэтому его и убрали с команды?

- Думаю, да. Много масла в огонь подливал один человек, который и до сих пор там работает. Не хочу называть его имя, но скажу, что хороших отзывов о нем я ни от кого в команде не слышал.

- Александр Ковпак рассказывал, что с ним до сих пор "Севастополь" еще не рассчитался, как, наверное, и со многими другими игроками. Вам тоже остались должны?

- Нет. Со мной полностью рассчитались. Сначала выдали гарантийное письма, а спустя некоторое время позвонил начальник команды, сказал, что могу забрать деньги. Единственное, не отдали премиальные, но это такое. Хорошо, что хоть так.

- Что в целом запомнилось о времени, которое провели в Крыму?

- В команде была отличная атмосфера. Условия для работы отличные - база, тренировочное поле, хоть на него и нужно было ездить на автобусе. Все было организовано очень хорошо. Жалко только, что все так закончилось.

- Какой период в карьере был для вас лучшим?

- В игровом плане, пожалуй, в "Арсенале". Хотя околофутбольных моментов в клубе было предостаточно. Неплохое время, в принципе, было и в "Черноморце". Просто это уже давненько было - меньше вспоминается.

- Из "Черноморца" вы ушли, не договорившись с руководством об условиях контракта?

- Да. Я играл все матчи в составе, но мне не хотели повышать зарплату. Наверное, считали, что я должен играть просто из-за любви к футболу, Одессе. Лишь когда я сказал, что у меня есть предложение и я ухожу в "Арсенал", только тогда начались какие-то подвижки в этом плане. Меня вызвал к себе Альтман, обещал, что в "Черноморце" дадут такую же зарплату, как в Киеве.

- В Киев перебрались на правах свободного агента?

- Нет. "Арсенал" выкупил мой контракт у одесситов.

- Президент "Арсенала" Вадим Рабинович вокруг команды постоянно устраивал различные пиар-акции. Это не отвлекало?

- Нет. Наоборот было интересно. Встречи с болельщиками, концерты, автограф-сессии, съемки в Playboy. Было необычно, но интересно.

- Вас жена без проблем отпустила на съемку для Playboy?

- Она просто не знала об этом мероприятии. Потом, когда узнала, немного поругала меня (улыбается). Некоторых ребят жены самих не отпустили - приехали вместе с ними. Хома (Андрей Хомин, - Прим. Авт.) был с женой. Хотя, там ничего такого не было - мы снимались только на фоне полуобнаженных моделей. Они стояли в стороне. А вот уже вторая съемка была более откровенной.

- У "Арсенала" не было ни своего стадиона, ни базы, но команда никогда ниже определенного уровня не опускалась. Как это объяснить?

- Даже несмотря на то, что у нас не было многих элементарных вещей, когда было нормальное финансирование - все летали по полю. Когда начинались проблемы и бюджет урезали - уже не то. Одно дело, когда нет базы, нормального питания, но ты получаешь деньги, а другое - когда этого всего нет, а тебе еще и зарплату не платят.

- В Киеве вы поработали под руководством Леонида Кучука, в Севастополе - работали вместе с Олегом Кононовым. Не удивлены, что эти специалисты востребованы в России?

- Нет. Оба - настоящие профессионалы своего дела. Результаты их команд говорят сами за себя. К тому же, они находят контакт с людьми. Кононову в этом плане повезло больше: он попал в "Краснодар" к президенту, который любит футбол и вкладывает в него деньги. Кучуку повезло меньше, но, думаю, у него тоже все будет хорошо. Леонид Станиславович такой человек, который сам привык отвечать за футбольную часть. У нас же многие президенты считают, что разбираются в футболе не хуже - отсюда и конфликты.

- Слышал, что в "Арсенале" Кучук, объясняя тактические нюансы, водил игроков по полю за руку, ставил на то место, где он должен находиться. Это правда?

- Да. И за руку водил, и показывал, куда надо бежать и что в какой ситуации нужно делать. В принципе, это нормально. Если люди не понимают на словах - нужно показать это на практике. Кучук рассказывал все до малейших нюансов: смещаться, держать ось игрока, центральным защитникам не выпадать за углы штрафной площадки. Сейчас смотришь по телевизору, видишь, кто какие ошибки допускает, и думаешь - это же так просто. Лично мне было очень интересно работать с Кучуком. Я многому у него научился, жалею только, что мало поработали вместе.

- Александр Заваров тактике уделял меньше внимания?

- Анатольич брал другим - настроением, позитивом на тренировках, атмосфере. Вроде бы, и шутили на тренировках, но в тоже время полностью выкладывались. Когда при Заварове вовремя платили зарплату, все вообще было отлично.

- Одна из "темных страниц" команды - увольнение Заварова. Как это произошло?

- Если честно, я сам особо не понял. Мы прилетели со сборов, а он остался в Турции с семьей. У нас в это время были выходные, к тому же, в Киеве были сумасшедшие морозы, и тренироваться было негде. Помню, мы провели одну тренировку в манеже в Счастливом - и то уже после того, как Заварова убрали из команды. Мне кажется, в случае с Заваровым причину увольнения притянули за уши. Смысл тогда было подписывать с человеком новый контракт, чтобы через два месяца его выгнать. Может, другие были причины. Не знаю.

- В первом сезоне в составе "Черноморца" вы получили 14 желтых карточек. С того времени за вами закрепилось звание одного из самых грубых защитников чемпионата...

- У меня были большие амбиции - не хотел уступать в борьбе, давать себя обыгрывать. Сейчас с возрастом понимаешь, что было много и ненужных карточек, фолов - иногда эмоции захлестывали. Получал и за разговоры карточки и за выяснение отношений. Мне как-то Кучук сказал: "Разговоры на поле - это ни к чему. Ты выиграй все единоборства, отдай все точные передачи, а потом спрашивай у нападающего, что и как. А ходить по полю рассказывать - это лишняя трата энергии. Ты же ему морду на поле не набьешь". Не скажу, что я намеренно играл грубо, но давал понять оппонентам, что им легко со мной не будет. В то же время хочу сказать, что много карточек мне давали автоматом.

- Вспомните самое нелепое предупреждение?

- Играем как-то в Кривом Роге, меня сбивают, я догоняю человека, чтобы забрать у него мяч и выполнить штрафной, а Сергей Шебек дает желтую карточку. За что? Непонятно. В основном, как правило, давали карточки в выездных матчах. Тогда были такие времена, что на выездах "хорошо" судили. С "Карпатами" арбитр дал желтую по совокупности. Я говорю: "Грубости же не было ни в одном нарушении". Арбитр: "Это все равно карточка". Как-то Бартулович сфолил, я в трех метрах от него бежал, а Годулян мне показывает предупреждение. Я у него спрашиваю: "Виталик, что же ты делаешь?". Он отвечает: "Может, ошибся. А что такое?".

- Сергей Симинин недавно сказал: "После стыков со мной никого никогда с поля не уносили". Вы его слова не сможете повторить?

- (Улыбается). Разные случаи были. Было, что и меня уносили с поля, и тех, с кем сталкивался. Потом всегда извинялся. Зла никто, надеюсь, не держит. Со всеми нормальные отношения.

- За карточки вас когда-либо штрафовали?

- Альтман как-то оштрафовал на тысячу долларов за то, что получил карточку и пропускал следующую игру. Он сказал, что я сам себя наказал, тем, что не получу премиальные.

- Кто самый неудобный нападающий против которого приходилось играть?

- Сложно выделить кого-то одного. Помню, с Василием Сачко у меня постоянно были зарубы на поле. Он локтями так играл, что к нему тяжело было подойти. В "Волыни" был такой нападающий Шумахер. Когда он боролся за верховой мяч, так выставлял руки, что к нему подобраться было нереально. Стоит перед тобой глыба два метра с расставленными руками, а ты думаешь, как бы у него из подмышки вылезти. Естественно, приходилось фолить. Потом мне Кучук сказал: "Ты его не трогай, просто стой сзади, он сам мяч потеряет". А то получается, вратарь на него мяч выбивает, он зарабатывает штрафной - и следующий раз уже можно в штрафную подавать. А в "Волыни" - одни великаны, это всегда опасно.

- В сборной вы сыграли два матча - с Ливией и Македонией еще, будучи игроком "Черноморца". Как считаете, почему не получилось закрепиться в команде? Альтман ведь в то время был в тренерском штабе Блохина…

- Он меня, наверное, и порекомендовал главному тренеру. Помню, Блохин в матче с "Днепром" просматривал Косырина и Балабанова, но вызов потом прислали троим. А почему не заиграл в сборной - наверное, сам виноват. Могу лишь только догадываться, мне никто тогда ничего не объяснял.

- С Альтманом у вас был конфликт?

- Не скажу, что конфликт, но непонимания были. Но сейчас все хорошо - при встрече с ним общаемся. Я с Геной Альтманом дружу, и наши жены тоже общаются. А то, что было - вспоминать не хотелось бы. Хотя, я до сих пор считаю, что во многих моментах был прав.

- Тем не менее, на чемпионат мира поехал Вячеслав Свидерский, хотя я не скажу, что он на тот момент был намного сильнее…

- Возможно. Но я ни о чем не жалею. Наверное, сам виноват - в моей игре не было стабильности. Может, где-то недотянул. Хотя, возможно, если бы меня продолжали вызывать - все бы сложилось по-другому. Некоторых людей из "Динамо-2", например, вызывали регулярно.

- Правда, что Альтман в "Черноморце" определял состав по звездам и гороскопам?

- Нет. Мне кажется, это были просто отговорки для того, чтобы кого-то не ставить в состав. Говорит, мол, по гороскопу не твой день - тебе лучше сегодня не выходить на поле. Когда нужен был повод - тогда подключался гороскоп. Митерев, царство ему небесное, с плохим гороскопом всегда выходил в составе и забивал мячи. Думаю, дело не в гороскопе, и Альтман сам это прекрасно понимал.

- Самые длинные теоретические занятие были при Альтмане?

- Да. Поначалу было интересно, но когда приходили в команду новые люди - он снова рассказывал одно и то же.

- Не засыпали?

- Нет. Но иногда слушал с закрытыми глазами. За четыре с половиной года я знал, что он будет рассказывать на следующем теоретическом занятии. На сборах мы по часу перед тренировкой сидели на теории.

- Как получилось, что вы - воспитанник киевского спортинтерната начинали игровую карьеру в московском "Торпедо"?

- Меня туда привез агент. В юношеской сборной я встретил хорошего человека - Реву Владимира Сергеевича. Он меня пригласил в Винницу, а оттуда я поехал на просмотр в Израиль - в "Хапоэль" Петах Тиква. Я им подошел, местные газеты даже написали, что со мной подписали контракт, хотя тогда еще подпись под контрактом не поставил. После одного из матчей за "Хапоэль" ко мне подошел агент и сказал: "Мальчик, в Израиль приедешь играть, когда тебе будет 30 лет. Сейчас нужно ехать покорять Москву". Я сначала не обратил особого внимания, но потом он раз позвонил, второй - и так я оказался в "Торпедо".

- Как звали агента?

- Борис Норман. Встретил его, кстати, недавно в Киеве. Мы с ним соседи, он живет на одной улице со мной.

- Не спрашивали у него, может в Израиль сейчас отвезет?

- (Смеется). Нет. Сейчас уже не те времена - в Израиль заканчивать карьеру, так как раньше не зовут.

- Но вы еще не собираетесь вешать бутсы на гвоздь?

- Нет, конечно. Пока чувствую в себе силы - буду играть. Пока об окончании карьеры не думаю.

- Чем вам запомнился период, проведенный в России?

- В Москве познакомился с женой - Ирой. Там же случилось еще одно знаменательное событие -родилась дочка Алина. Так что этот период получился для меня плодотворным. (улыбается) Из футбольных моментов - в "Торпедо" довелось поработать под руководством легендарного тренера - Иванова Валентина Козьмича. Он очень любил, когда игроки отдаются на поле, землю грызут, но в борьбе не уступают. Он всегда старался подбодрить, можно сказать даже опекал. В "Алании" играл под руководством Владимира Мунтяна. Правда, начали мы сезон не очень хорошо - его после нескольких сыгранных матчей сняли. Перестали играть и мы с Балицким. Из украинцев на поле выходил только Свидерский.

- В составе молодежной сборной Украины вы приняли участие в чемпионате мира в Аргентине. Приятные воспоминания?

- Конечно! Сейчас понимаю, что могли добиться намного большего. Если бы тогда немного больше внимания уделяли тактике, игровым схемам. Думаю, Парагвай в 1/8 финала точно бы прошли. А может - и на большее замахнулись бы. Ребята ведь в команде были хорошие - практически все постоянно играли в высшей лиге.

- Кто считался самым талантливым в той команде?

- Белик. Он уже тогда играл в основном составе "Шахтера". Еще выделялись Леша Гай, Богдан Шершун, которого после чемпионата мира забрали из "Днепра" в ЦСКА. Вообще, хороший подбор игроков был, никто потом не затерялся. Руденко, Комарницкий, Даниловский поиграли в клубах высшей лиги, Валеев Руслан - за границей.

- Но в главной сборной страны из этой команды, по сути, заиграл только Белик.

- Ну, еще Лешу Гая вызывали побольше, чем остальных. Ротань вот до сих пор основной игрок сборной. Правда, он на чемпионат мира в Аргентину не ездил.

- Не проходил в состав?

- Честно говоря, не помню уже. Он был в обойме команды, но на мундиаль его не взяли. Он маленький был, щупленький (улыбается). Хотя с техникой и пасом у него и тогда не было проблем.

- Недавно Богдан Шершун в интервью говорил, что в отказался от приглашения играть в России. Если бы вас позвали - как бы поступили?

- Думаю, поехал бы. Если говорить о политике, то я считаю, что сейчас искусственно сталкивают простых людей. У меня жена русская, кумовья, родственники тоже живут в России. Для меня это как была братская страна, так и есть. Другое дело, что там руководитель, скажем так, не вполне, наверное, отдает отчет свои действиям.

- С родственниками в России политические темы не обсуждаете?

- Нет. Стараемся избегать разговоров о политике. Один раз, правда, как-то с тещей завелись - дети потом нас успокаивали. Говорят, хватит уже. Там по телевидению показывают все абсолютно по-другому. Я сам, когда был в Ташкенте и с Пищуром смотрел сюжеты о событиях на Майдане, ужасался - сразу звонил домой. А там им каждый день что-то подобное показывают. Можете представить, что они думают. Тесть мне как-то звонит, говорит: "Может, Ира пусть к нам переедет - у вас там опасно".

- Читал ваше интервью после ухода из "Севастополя", где вы сказали, что клуб искать не будете. Захотят, мол, сами обратятся. Сейчас так же думаете?

- Ну, я же не буду давать объявление в газету, что ищу команду. Если будут какие-то варианты, то, конечно, буду их рассматривать. Но звонить и проситься - точно не буду. Пока карьеру завершать не планирую и, думаю, еще буду играть - и приносить пользу.

 
Все новости по теме: Симоненко, севастополь, черноморец




Loading...

Комментарии: 0

Чтобы оставить комментарий, воспользуйтесь формой внизу или войдите вверху страницы под своим именем.
Если у Вас нет учетной записи, пройдите простую процедуру регистрации.
Комментариев нет...

Добавить комментарий

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
Введите код:

Конкурс с призовым фондом 1400 USD

Новости партнеров


Оставайтесь с нами!


Партнеры


Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: